Коллекция колокольчиков
Все колокольчики коллекции Промыслы, производства Колокольчики - человечки Колокольный зоопарк Колокольный сад Колокольчики - города Колокольчики - домики Новогодние колокольчики Восточные колокольчики Разные колокольчики
Заметки на полях
Слышишь, сани мчатся в ряд,
Мчатся в ряд!
Колокольчики звенят,
Серебристым легким звоном слух наш сладостно томят,
Этим пеньем и гуденьем о забвенье говорят.
О, как звонко, звонко, звонко,
Точно звучный смех ребенка,
В ясном воздухе ночном
Говорят они о том,
Что за днями заблужденья
Наступает возрожденье,
Что волшебно наслажденье - наслажденье нежным сном.

Эдгар По
Отрывок из стихотворения "Колокольчики и колокола"
1895
Перевод К.Бальмонта

Ольга РОГОЗИНА

«Русский колокол берет аккорд целиком.
Это как кулаком по роялю ударить»


«Иван грозный говорил своему сыну: «Ты у меня не царем, а понарем будешь» - и сам любил среди ночи подняться на колокольню и разбудить сограждан колокольным звоном».

В среду на Петропавловке выходной. Неприкаянные туристы самостоятельно осматривают казематы, а детишки пристраиваются на бронзовых коленях шемякинского Петра. На колокольню собора ведет нескончаемо длинная лестница с пугающе огромным провалом. Зато наверху - красота. Стрелка, Исаакий и полная отрешенность от повседневных забот. Мой гид Владимир Жильцов вот уже одиннадцать лет поднимается сюда по праздникам и выходным. Колокольные концерты, которые здесь проходят уже постоянно, дело рук Владимира Викторовича и его коллег по ансамблю колокольной музыки - Валерия Лоханского, Александра Пирвица, Игоря Воробьева и Михаила Богданова.

- Владимир Викторович, разрешалось ли женщинам в былые времена подниматься на колокольню? - В ночь перед Рождеством и на Пасху, чтобы потрогать язык большого колокола или веревку. Считалось, что после этого будет легче забеременеть и родить ребенка. Колокол у многих народов еще в языческие времена считался фаллическим символом.

- Вы - преподаватель по классу фортепиано. Откуда любовь к колоколам? - Было, очевидно, какое-то душевное предрасположение. Однажды мне в руки попала книга Анастасии Цветаевой об удивительном человеке - Константине Сараджеве. У него был уникальный слух - он слышал весь обертоновый ряд. Это все равно, как если бы в белом цвете мы видели все семь цветов. Поскольку играть с таким слухом ни на одном инструменте он не мог, то выбрал колокола. У него был замечательный проект организации концертной звонницы в Москве. Его поддерживали многие ведущие музыканты Москвы, но, к сожалению, проект этот так и не был осуществлен. Личность Сараджева и его идеи так меня потрясли, что я подсознательно ждал продолжения. Так и случилось. В моей жизни появился Валерий Владимирович Лоханский, руководитель первого ансамбля колокольной музыки, который пригласил меня к себе. Так я впервые попал на звонницу Петропавловского собора.

- Насколько я понимаю, играть на фортепиано и звонить в колокола далеко не одно и то же. Как вам удалось освоить это искусство? - Назвать это искусством, мне кажется, преувеличение. Есть свои правила, которые при желании может освоить, наверное, любой человек, не чуждый музыке. Есть здесь моменты, сходные и с игрой на фортепиано. Но главное - все же личность человека. Среди музыкантов существует такая байка. Говорят, что если в оркестре ударник хочет есть, чувство голода передается всему оркестру. В этой шутке есть доля истины. Так и в колокольной музыке. Если звонарь звонит механически, то и звон получатся соответствующий. А вот если он душу вкладывает, тогда получается звон, который заставляет людей останавливаться. Это своего рода биополе.

- А у вас как это получилось первый раз? - Пришли на колокольню. Валерий Владимирович написал ноты, воспользовавшись в основном смагинскими звонами. Был такой звонарь известный в Х1Х веке в Александро-Невской лавре. Поставил мне ноты, и я начал играть. Сначала неказисто, потом освоил технику. Это было время перестройки, медленный и скрипучий поворот к церкви. Народ на концерты к Петропавловке уже ходил. Я как щенок в омут попал: или выплывешь, или утонешь. Как видите, выплыл.

- А ощущения? - Грандиозные. В первый раз поражает громкость, мощь. Потом начинаешь воспринимать красоту. Как берется первый звук, как он дослушивается, как вступает следующий.

- Ваша жизнь изменилась, после того как вы стали звонить? - Сейчас, через 11 лет, могу точно сказать: да. До этого я был комсомольцем, а благодаря колоколам пришел к Богу. Я сознательно ждал, когда буду готов к этому по-настоящему, чтобы не получилось: куда все, туда и я. Теперь я уверен в удивительной способности колоколов очищать души. Какое-то время я играл у Елисеевского магазина на перевозной звоннице. Шесть часов вечера, люди, большей частью угрюмые, усталые, после работы идут в магазин. Всего лишь пятнадцать минут колокольной музыки, и лица светлеют. И так везде. Наши предки рождались, жили и умирали под колокольные звоны. Наверное, осталась какая-то генетическая память. Ведь мы слушаем в церкви Псалтырь на церковнославянском, в большинстве случаев не понимая его, и тем не менее происходит чудо очищения души, преображение. И колокольная музыка вызывает такое же явление. Если понимать музыку как соединение нот, то это, безусловно, больше, чем музыка. Есть книга "Путь на Голгофу", ее написал Андрей Гнездилов, он работает в хосписе с неизлечимо больными людьми. Так вот он рассказывает о том, что у людей, которые должны умереть через неделю, месяц, два и знают об этом, возникает тоска смерти. Если боль можно снять медицинскими препаратами, то эта тоска не снимается ничем. Автор рассказывает о том, что нашел средство: он приносил в палату колокола. Каждый больной находил среди них свой, звонил в него, и тоска, хотя бы ненадолго, отпускала.

- Колокола изначально не были атрибутами только православной церкви? - Колокольчики были знакомы многим народам до принятия христианства. Жрецы Прозерпины в Древних Афинах звонили в колокольчики при освящении и очищении жертв, во время молитв. В Дельфах - при таинстве Вакха. Звонили при похоронах и звоном прогоняли злых духов и тени умерших из домов. У древних евреев небольшие бубенчики пришивались к одежде первосвященника. Их звуки были символами божьего слова. Только в одежде со "звонцами" первосвященник мог приближаться к Богу, приносить жертвы и молиться за народ. В буддийских храмах колокола подвешивали снаружи и внутри, чтобы очистить пространство храма от злых сил. А вот в мусульманских странах в мечетях колоколов не было и нет. У турок было поверье, что звон колоколов возмущает покой душ, витающих в воздухе. Первое, что сделали турки после взятия Константинополя, - разбили колокола. Славянское язычество сразу приняло церковный колокольный звон. Колокола в сознании народа стали символом грома небесного, который мог и покарать, и помиловать. Свадьбы в России были немыслимы без поддужных колокольчиков и колокольного звона. Считалось, что звон не только создает праздничное настроение, но и дает молодым здоровье, детей и богатство.

- А откуда само слово - колокол? - Самым известным, распространенным и, очевидно, точным является предположение, что русское слово "колокол" произошло от немецкого "Glocke", что и значит колокол. Но некоторые ученые полагают, что это название произошло от старинного русского слова "коло" - круг, окружность.

- Наверное, всякий знает, что с первым ударом звонящего к заутрене колокола пропадает сила всякой ночной нечисти. А какие еще легенды связаны с колоколом? - Во-первых, в любой легенде есть зерно истины. Во-вторых, действие колоколов проявляется не только в тайных сторонах жизни. Известно, что звонари не болеют простудными заболеваниями. Я это проверил на себе. За последние одиннадцать лет я не болел ни разу к огорчению моих студентов. Под колоколами проходит любая головная боль. В женском Толгском монастыре, недалеко от Ярославля, до сих пор любую боль лечат, прикладываясь больным местом к звучащему колоколу. Много лет назад слышал об исцелении "бесноватых" под церковными колоколами. Связанного сумасшедшего клали под Благовест и несколько раз с силой ударяли в оба края колокола. После такого сеанса наступало если не полное выздоровление, то хотя бы снимались агрессивность и злоба. В ХVI веке тело Новгородского митрополита Афония в течение одиннадцати недель стояло непогребенное в церкви подколоколами в Спасо-Хутынском монастыре без признаков разложения. А совсем недавно в газете "Уральский рабочий" была напечатана статья, в которой приводился следующий факт. Бульон с болезнетворными бактериями помещался под звучащий колокол. Деление микробов, это было видно под микроскопом, прекращалось, а затем они гибли.

- Есть этому какое-либо научное объяснение? - На Западе существует такая наука - кампанология. Кампань - область в Италии, где появился первый в христианстве колокол, поэтому большие колокола в церквах называются кампаны, а по-русски - тяжкие. Так вот кампанология изучает все, что связано с колоколами, в том числе воздействие его на физику и психику человека. У нас пока ни в одном учебном заведении нет даже факультета кампанологии, хотя, как я знаю, Гуманитарный университет профсоюзов теоретически готов к такому шагу. Нельзя сказать, что у нас в этой области совсем ничего не происходит. Проводят исследовании и пишут диссертации, но этого явно мало. Ведь именно в России колокол стал символом государственности и одновременно широкой русской души. Даже в светской музыке это проявлялось - у Рахманинова, Мусоргского, Римского-Корсакова, Чайковского. Наверное, какие-то струны русской души находят адекватное отражение в колокольном звоне. Интересно, что русские колокола принципиально отличаются от голландских, малинских. Малин - это город, где лили колокола, отсюда и пошли малиновые звоны. Так вот у голландских колоколов более точный, тонированный, как у струны, звук. Русский колокол берет весь аккорд целиком. Это как кулаком по роялю ударить. Поэтому в одном ударе колокола получается очень широкий диапазон.

- Не возникало у вас желания оставить преподавательскую работу и пойти звонарем? - Пока все это уживается. Но когда долго не звоню, возникает очень сильное желание. Если в ближайшие дни нет концертов, то иду в Спасо-Преображенский храм. Там прекрасные звонари и колокола. Стоишь, и благодать нисходит. На Петропавловском соборе последнее время мы выступаем не так часто, только по праздникам. А было бы чудесно, если бы там колокола звонили каждый день после удара пушки. Но на это нужно собирать людей, финансирования нет, а на энтузиазме такое дело продержится максимум месяц. Мы звоним на русских церковных колоколах, они очень хорошо сохранились. А еще на Петропавловке есть светская звонница с голландскими колоколами. Есть планы по восстановлению и отливке утраченных колоколов. По выходным езжу в Александровскую церковь в Пушкине. Эго удивительное место, там, в 1826 году было явление Казанской иконы божьей матери. Деревянный храм, построенный на этом месте, был сожжен в советское время. Сейчас церковь выстроена заново, и там удалось создать звонницу из десяти великолепных колоколов.

- Раньше богатые люди часто жертвовали на колокола. А сейчас? - Любой русский человек знал, что пожертвование на новый колокол - дело святое. Нет лучшего способа облегчить участь грешной души в загробной жизни, чем удары в колокол, отлитый на собственные деньги. Именно этим объясняется количество и величина колоколов в России, некоторые из них достигают колоссальных размеров и веса. И сегодня в России все колокола льются на пожертвованные деньги. Самый крупный из новодельных колоколов, конечно, большой колокол на храме Христа Спасителя - 36 тонн, звук у него чудесный. Отлиты эти колокола на ЗИЛе. Удачные колокола льют в Воронеже, у нас на "Монумент-скульптуре", в Каменск-Уральском, во Пскове.

- А верно ли, что самый лучший звук у серебряного колокола? - Эти легенды, скорее всего, распускали литейщики, которые полученное серебро сплавляли налево. На самом деле серебро гасит звук. Лучшие колокола в России лили на заводах Оловянишниковых. Одним из них написана книга об отливке колоколов, там указаны и пропорции: чистая медь 75-80 процентов и чистое олово соответственно 20-25 процентов.

- Ваш ансамбль будет принимать участие в Пасхальном фестивале? - Я руковожу "Звонильной неделей", которая проходит в рамках фестиваля, и наш ансамбль обязательно будет принимать в ней участие. Сейчас фестиваль открывается на Петропавловке. Можно было бы это сделать по-другому. Сначала крестный ход от Александро-Невской лавры к Казанскому кафедральному собору. Здесь его встречают колокола с хором и оркестром, тут же благотворительные обеды для бедных. Можно пригласить на концерт звонарей со всей России. Все это вполне возможно, если найдутся деньги. Раньше мы ходили на демонстрации. Можно негативно относиться к этим праздникам, но надо признать, что там мы чувствовали общность. Крестный ход даст возможность вновь объединиться.

«Смена», 22 января 1998 года
www.csa.ru

Колокольчики on-line2001-2018 Написать письмо
Колокольная галерея - выставки колокольчиков из частных коллекций